+7 (49242) 3-36-29
+7 (49242) 3-36-32
+7 (910) 185-03-45

  •  
     
     
     
  •  
     
     
     
  •  
     
     
     
  •  
     
     
     
  •  
     
     
     

История одного края: Собинка

Средняя полоса России на протяжении вот уже тысячелетий является местом активной деятельности человека. В I–XVI вв. нашей эры важной частью этой деятельности была охота. Иногда даже возможно составить своего рода исторический «охотничий портрет» какой-либо отдельно взятой местности. Примером этого может стать часть территории по берегам рек Клязьма и Пекша в юго-западной части Владимирской области, входившая с середины 30-х годов прошлого века до 1986 года в состав Болдинского охотничьего хозяйства спортивного общества «Буревестник». В настоящее время на этой же территории организовано Собинское государственное опытное охотничье хозяйство. Эту территорию и сегодня можно назвать уникальной с точки зрения природно-климатических особенностей. Река Клязьма разделяет охотничье хозяйство на две совершенно отличные друг от друга в природном отношении части, при этом левый ее берег представляет собой так называемое Владимирское Ополье – пологую слабо заболоченную волнистую равнину с развитой агротехнической деятельностью, а правый берег – окончание Мещерской низменности с верховыми болотами и множеством озер.

Усадьба помещика Сушнева, где гостил Левитан Левитан на охоте Схема территории Илдьмехотского стана

Люди поселились в этом крае сравнительно рано – археологические раскопки показывают наличие стоянок эпохи мезолита (к примеру, на озере Питкер, VII до н.э.). бронзового и железного века. В те времена эта территория. как и сегодня, была покрыта лесом, однако характер его был совершенно иным: он скорее напоминал тайгу, нежели современные вторичные смешанные леса с преобладанием березы или искусственные посадки сосны. В глубине этих лесов жило финно-угорское племя моря, ставшее автором своеобразной топонимики этих мест: озера Питкер (изначально Петхар), Рачмига, реки Клязьма, Пекша и т.д. Меря занимались скотоводством, охотничьим и рыболовным промыслами, охотились на медведя, лося, оленя и т. д., добывали птицу и пушного зверя. При этом примечательно, что, согласно археологическим раскопкам, для охоты на мелких зверей меря использовали стрелы с тупым наконечником, вероятно, чтобы просто оглушить его и не портить шкурку, тогда как традиционно наиболее популярным способом добычи пушного зверя является использование различных ловушек-поставушек типа пастей и кулем.

В X–XII вв. с Оки на берега Клязьмы пришли славяне, ассимилировали местное коренное фино-угорское население и основали свои поселения. К примеру, по археологическим данным, в XII в. уже существовало древнерусское селище на территории современного Абакумова. А в целом таких древних поселений только по берегам Пекши насчитывается более 20. Земледелие, характерное для славянских племен, не сразу достигло здесь своего расцвета, поскольку понадобилось значительное время для расчистки площадей от росшего здесь испокон веков леса, и славяне-земледельцы довольно долго вынуждены были вести здесь образ жизни меря-охотников: добывали диких зверей, торговали пушниной.

С XII в. эта земля оказалась на пересечении важнейших среднерусских путей Владимир – Москва и Ростов Великий, Переяславль-Залесский – Владимир. Первый из них изначально проходил не только по маршруту современной «Горьковки», но и по реке Клязьме. Такой «дублер» был наиболее удобен для перевозки товаров и передвижения в зимнее время года. Кстати, именно по льду этой реки войска хана Батыя прошли от Москвы до Владимира и сожгли его и находящийся неподалеку Суздаль. На левом (высоком) берегу реки Клязьмы у деревни Погост сохранились остатки первого из целой системы укреплений, располагавшихся вдоль реки вплоть до Владимира и служащих для местной обороны и, вероятно, подачи предупредительных сигналов при появлении со стороны Москвы татаро-монголов. Но существует и другая версия. Согласно ей эти укрепления представляют собой часть обороной системы, созданной в период междоусобных войн между Владимиром и Рязанью, ведь согласно записям летописцев Переславля Суздальского, сын князя Всеволода Большое Гнездо Юрий разбил рязанцев «у Осового» (т. е. у современного с. Осовец, расположенного рядом с Погостом). Положение на местной ключевой высоте позволяло защитникам укрепления издалека заметить приближающегося противника и вовремя подать сигнал дальнейшим «укрепрайонам». На сегодняшний день укрепление представляет довольно высокий вал, опоясывающий территорию в форме квадрата, северная сторона которого переходит в крутой спуск к воде. По словам местных жителей, за последние десятилетия вал сильно сел, но, несмотря на это, и сегодня можно наглядно представить себе былую мощь этого оборонительного сооружения.

С татаро-монголами связано и появление в этом региона нового растения – аира болотного. Всадники степей считали, что пить воду и поить коней можно только там, где растет аир, приписывая ему великолепные очищающие свойства, а потому, персправляясь через реку или ручей, они бросали в воду нарезанные корневища аира в надежде на то, что они приживутся.

Ко времени укрепления и возвышения Московской Руси лесные богатства этого края совсем не оскудели. В 1552 г. Иван IV вел по Владимирской дороге 150-тысячное войско, чтобы покорить Казанское ханство и, по словам Н.М. Карамзина, «многочисленные рати шли дремучими лесами и пустынями, питаясь ловлею, ягодами и плодами. «Мы не имели запасов с собою, пишут очевидцы: везде природа до наступления поста готовила для нас изобильную трапезу. Лоси являлись стадами, рыбы толпились в реках, птицы сами падали на землю пред нами».

В исторических документах того времени это место фигурирует под именем Ильмехотского стана, хотя сам стан имел территорию, значительно превышающую по размерам территорию современного Собинского охотхозяйства. Одним из важных видов промысла на его территории была ловля бобров, а основными охотничьими угодьями – бобровые гоны. Сохранилась даже специальная уставная грамота, данная от имени «Князя Великого Ивана Васильевича всея Руси» в 1537 г., по которой они были обязаны «ведать Великого Князя службу – бобровую ловлю: ловить бобров по рекам: Клязьме, Судогде, Колахте, а что добудут бобров, возить их к Москве, к государевой казне шерстью (шкурами), а не добудут бобров, давать за бобров оброком...» Выполнение возложенной на бобровников повинности сулило им значительные выгоды – они освобождались от необходимости содержать армию чиновников и служилых людей: не обязаны были кормить проезжих государевых людей, владимирских наместников и т.д., освобождались от всех личных повинностей и вещественных податей и даже от внутренних таможенных сборов (мыта), который не единожды на своем пути выплачивал всякий отправляющийся торговать в столицу. При этом соблюдение всех предоставляемых льгот курировалось лично князем: «а через сию мою грамоту изобидит чем, бытии ин от меня Великого князя в казни». Бобровый промысел не был приоритетом исключительно Ильмехотского стана: истории известна также грамота Каменного стана бобровникам 1509 г., а если учесть, что всего уставных грамот наместничьих управлений до нас дошло 15, то можно легко судить о значимости и популярности этого промысла в целом.

С упразднением Ильмехотского стана и возникновением на его месте Покровского уезда не прекратилась охотничье-промысловая деятельность: в «Памятной книжке Владимирской губернии» за 1862 год имеется запись: «... В упомянутых лесах (по берегам р. Пекши и Ильмехты) водятся медведи, волки, лисицы, куницы и зайцы, ловлей коих занимаются охотники; для чего у некоторых помещиков содержатся особенного рода собаки для травли зверей и маленькие шавки для выманки оных из берлоги, а волков, лисиц и куниц ловят как тенетами, так и капканами...» Произрастающие в этой местности строевые, мачтовые, «лучшие еловые леса» и лишь «изредка» березовые, описанные в том же источнике, объясняют отсутствие в списке комплектных охот. На территории тогдашней Владимирской губернии существовал и лесоохранительный комитет, имевший в своем составе ассистента по осушительным и обводнительным работам, инженера-гидротехника, топографа, заведующего рыболовством и таксатора, задачей которого было определение запасов древесины, а также состава древесных насаждений и их качества, кроме того в Комитет входили и свои Общества любителей рыболовства и правильной охоты, которые упоминаются в Книжке от 1904 г.

Еще одна страница охотничьего прошлого этого края связана с именем известного пейзажиста и страстного охотника И. Левитана. В одном из писем А.П. Чехов высказывается о нем как о «яром стрелке», а его ученик, Владимир Соколов, писал так: «Мы часто ходили гулять вместе, причем Левитан захватывал обычно ружье. Он был страстным охотником. Помню, шли мы однажды с ним по опушке леса. Вдруг он приложился, выстрелил и побежал вперед. Радостный возвратился Исаак Ильич, держа в руках большого русака». В другом месте Соколов отмечает, что Левитан «...очень любил ездить верхом на лошади, а ночью выслеживать зайцев». Живописец великолепно стрелял, участвовал в охотах на волков, лис, любил тягу. Одним из мест его охот и источником творческого вдохновения стало имение помещика Сушнева – Болдино, расположенное на территории современного Собинского района. Может быть, именно здесь осенью 1892 года, во время охотничьих прогулок по реке Пекше, он нашел сюжет для знаменитой «Золотой осени».

Прошло время, изменилось и заросло ивами русло маленькой реки, не увидишь больше на горе сараев деревеньки Напутново. которая сгорела в 1939 году и была перенесена дальше от кручи, но, оказавшись осенним днем на берегу Пекши, невольно вспоминаешь желтые левитановские березы и бесконечно-синее небо над ними. А ведь от Болдина до этого места всего пара часов пути. С ружьем и этюдником Левитан прошагал много верст по владимирской земле. Здесь он, под вечер заплутав на охоте, вышел на старый тракт и сделал на платке своей спутницы Д. Кувшинниковой первый набросок знаменитой «Владимирки». Не будь Левитан охотником и не посети он эти места – скольких живописных пейзажей недосчиталась бы отечественная живопись.

На старых торфяных выработках образовались озераК 30-м годам XX в. мало что осталось от описанных строевых, мачтовых и «лучших еловых» лесов, а проводившиеся в этой местности с начала 50-х годов обширные торфоразработки изменили ее до неузнаваемости. На месте боров и опушек появились торфяные озера с торчащими грудами гниющих пней, повсеместно был сильно поврежден почвенный слой.

Но природа быстро залечивает свои раны. Не прошло и 20 лет как вместо котлованов возникли болотистые озера, давшие приют и множеству водоплавающих птиц и околоводных животных. Сегодня, к примеру, бывшие Бакшеевские торфоразработки превратились в продуктивные охотничьи угодья, где обитает и гнездится множество водоплавающей птицы, имеются колонии бобра, водится ондатра и норка. Даже для кабана эти места привлекательны как великолепные защитные угодья. Важную роль в скорейшем устранении последствий антропогенного воздействия и восстановлении видового разнообразия фауны этих мест сыграла и собственная инициатива Собинского охотхозяйства по увеличению продуктивности охотничьих угодий путем посадки в водоемы канадского риса. В те годы, когда рис успевает вовремя созреть. а водоемы не пересыхают, им удается проявить свои лучшие кормовые свойства, привлекая очень большое количество водоплавающих.

Вернулся в эти места и бобр, фактически исчезнувший здесь еще в XVIII веке. В 50-х годах Болдинское охотхозяйство стало первым, которое завезло его из Белоруссии. В 70-е годы 3 раза осуществлялся выпуск пятнистого оленя из Хабаровского края, завозился глухарь из Томской и кабан и Смоленской областей.

В 1986 году на базе бывшего Болдинского охотхозяйства было создано Собинское государственное охотничье хозяйство, получившее в 1998 году статус опытного. Несмотря на близость таких крупных населенных пунктов, как Москва и Владимир, а также прохождение по территории крупной автомобильной трассы, Собинское oxoтхозяйство путем правильной организации ведения охотничьего хозяйства смогло не только сохранить свое природное наследие, но и приумножить его, превратившись в своего рода природный резерват, где благодаря плановой охоте и изъятию оптимального количества животных не только поддерживается их постоянная численность, но и появляется возможность расселения некоторой части разросшейся популяции в соседние охотхозяйства. К примеру, в 90-е годы численность лося катастрофически упала не только по Владимирской области, но и по всей России, однако здесь ее удалось сохранить на прежнем уровне и даже немного поднять (численность лося на 2009 год в целом по охотхозяйству составила 211 голов). На данный момент она продолжает увеличиваться не только в охотхозяйстве, но и вокруг него.

Река Клязьма Остатки оборонительного вала на берегу Клязьмы

Река Клязьма не приводит к разделению популяций животных на изолированные части. К примеру, во время созревания кормовых полей или желудей в дубравах на левом берегу кабаны свободно переплывают реку, совершая своего рода местную миграцию. В Мещерской низменности территория охотхозяйства на 60 процентов состоит из леса, и здесь удалось сохранить много глухариных токов, которые постановлением губернатора занесены в списки особо охраняемых территорий. Это позволило запретить рубку леса и создать хорошие условия для размножения боровой дичи, которая является объектом пристального внимания Министерства природных ресурсов.

Усилия охотхозяйства в области сохранения биологического разнообразия и рационального использования охотничьих ресурсов позволяют сегодня надеяться на то, что многовековая история охоты в этом благодатном крае не закончится в ближайшие годы глухим забором с надписью «Проход запрещен. Частная собственность».

© «Собинское государственное опытное охотничье хозяйство», 2017

Web-canape - быстрое создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | Карта сайта | Обратная связь

Владимирская область, Собинский район, с. Осовец 
+7 (49242) 3-36-29
+7 (910) 185-03-45
sobinskoe-gooh@mail.ru